Friday, January 15, 2016

Иосиф, ты слышишь? Вспоминая Бродского и Барышникова середины 70х

ИБ на Ноб Хилл в С-Ф. 1988. Фото автора.
























Читал Акачелу в NYRB про Бродского/Барышникова. A Ghost Story. Всколыхнулось многое. Не удержался -- и вот сам уповаю на духов.

Помню хорошо середину 70-х, когда я с Мишей познакомился, вернее, был ему представлен. Твердое рукопожатие и серьезный, сосредоточенный вид, чем он отличался от остальной балетной кампании. А стихи Иосифа, посвященные Мише ("Классический балет есть замок красоты"), полюбил тогда же в 1976 г...

Сейчас перечитал - и меня обожгло ароматом тех дней.

Иосиф, ты слышишь?

Такая пряная травяная настойка, что сам Верлен бы позавидовал! У него только мята и тмин а у тебя там целый музей нашей жизни! Вот продернутый через акмеистическое колечко французский -- балетный -- семнадцатый и русский восемнадцатый век. Ты их подаешь хитро -- через чопорное "Я не увижу знаменитой Федры" Мандельштама (он нет, а ты - увидел!). Но  не не в лоб, а околицей -- через ритм смежного стишка: "Природа -- тот же Рим". Так ведь?

И тут же, не переводя дыхания, вызываешь дух Хлебникова, чтоб тот дал футуристическую подножку Мандельштаму своим "Кузнечиком" и "Бобэоби".

В имперский мягкий плюш мы втискиваем зад, 
и, крылышкуя скорописью ляжек, 
красавица, с которою не ляжешь, 
одним прыжком выпархивает в сад.

А главное -- закончил ты свой "стишок" серенадой нашему удачному-- удавшемуся -- изгнанию. И правда: каждый из нас приземлился и встал на свое место в Америке.

Помню, когда мы с тобой встречались раз в пол-года или в год и выбалтывались друг другу, водопад - водопаду. Было ощущение переполненной чаши, жизни взахлеб. Богемные кафушки в  North Beach, китайские завтраки рядом в Чайна Таун, коктейли после причащения у тихо-океанского прибоя в Клифф Хаус, вечера у нас. Или у тебя – China Town или в Little Italy. Чувствовалось все и воспринималось ярко, как в детстве.

В середине 70-х приезжал к нам на гастроли Американский балетный театр с Мишей Барышниковым (он уже ушел от Баланчина). У него тогда еще был или только что кончился несчастный роман с Гелзи Кёркланд, и они в Сан-Франциско танцевали Жизель с таким исступлением, что казалось, разыгрывали личную драму. Я - романтик, и у меня дух захватывало. Хотелось самому прыгнуть и сцену перелететь, "крылышкуя скорописью ляжек."

И вот кружатся вилисы на кладбище, закручивают повесу Ганса до полусмерти, ну а Гелзи, то бишь, Жизель его, то бишь Мишу, все-таки прощает и спасает... Взрыв оваций. Занавес. Восторг. А потом за кулисами у Миши в уборной -- благодарность, обожание, как у курсистки, и у меня чуть было не обморок от вида его окровавленных ступней, когда он снимал балетки и бинты. Вот это счастье, вот это искусство!

Ты это запечатлел -- и наш тогдашний культ Мандельштама, акмеистов и футуристов и вообще 1920-х годов, а вместе с этим ощущение такой податливой (нам казалось?) американской почвы, куда мы пересадили наши корни.

Вот твои последние два четверостишия. У меня от них еще больше, чем тогда мороз по коже и благодарность тебе за эту нашу временную вечность. Вижу улыбку.
Читаю про себя, но слышу твой хрипловатый, картавый голос:

     Как славно ввечеру, вдали Всея Руси,
     Барышникова зреть. Талант его не стерся!
     Усилие ноги и судорога торса
     с вращением вкруг собственной оси

     рождают тот полет, которого душа,
     как в девках, заждалась, готовая озлиться!
     А что насчет того, где выйдет приземлиться, --
     земля везде тверда; рекомендую США.

Привет тебе из Беркли! Надеюсь, Миша со спектаклем заглянет и к нам...

15.1.2016



Monday, October 19, 2015

GRISHAFEST



Как у Зощенко, моя «жизнь начинается в понедельник» — после пиров, когда голова еще идет кругом.

В пятницу был прием в Стэнфордском гуманитарном центре с леткой руки бесподобной Габриеэллы Сафран. Говорили аспиранты, бывшие и нынешние, и коллеги. Много смешного и трогательного. А в субботу мои бывшие аспиранты (теперь-то они все от первой до последнего — профессура) устроили в мою честь однодневную конференцию. 

Вот это было чудо! Какие они все разные, как ярко они высвечивают прошлое и настоящее, и как они свободны! С каждым хотелось говорить заполночь!

Потом был обед, выступали друзья и коллеги, с которыми я прошел все большие вехи -- от первых моих классов в Стэнфорде до Москвы 1980-х и 90-х, до Бабелевского фестиваля, до последних семинаров по Анне Карениной, Бабелю и Мандельштаму. Пришел даже один из самых моих первых студентов (теперь в Стэнфорде заведует институтом)!

Друзья мои, я был тронут до глубины души — до самой до глубины! Спасибо! 

Конечно, многих не доставало. Многие уже там, другие — далече. Хотелось бы всех поименно назвать...

Последним говорил О.Э. Мандельштам, хотя губами шевелил я. Вот дословно:

Я к величаньям еще не привык.
 Только стихов виноградное мясо
      Мне освежило — случайно — язык.

***

Пунктуация — моя. ГФ. Прилагаю программу







Фотографы. Стр. 1 -- слева: Anne Nesbet (2014); стр. 1 -- справа (2015) и стр. 2 (1973): Victoria Е. Bonnell; последнее (2014): Andrei Ustinov 

Tuesday, October 6, 2015

WINTER ON FIRE - Documentary about the Maidan Revolution of 2013-14

I was at the San Francisco showing of a fantastic new documentary about the Maidan revolution, "Winter on Fire" (dir. Evgeny Afineevsky), that was organized by Tom Luddy at the Dolby Labs building on Potrero.
This morning, I still feel overwhelmed by this film documenting the 94 days of protests provoked by President Yanukovioch reneging on his promise to proceed with European integration of Ukraine.
I have been in a revolution before, and I still vividly remember the three days I spent outside the White House in Moscow in August 1991 (and then some both there and the Kremlin). It felt like being plugged into some high energy field, being both bigger and smaller than usual, but most of all being connected to the other defenders of the White House, their energy flowing through me and mine, through them. I remember feeling totally incredulous as I realized I was standing in a line blocking a column of APC's coming right at us from the direction of Kalininsky Propekt...
Afineevsky managed to catch the spirit of this revolutionary moment -- the moment when a new consciousness is born, whether it is a new religion, a new society, or a new country. Those three days in August 1991 filled me with enough spirit of commitment to last for two decades, and there is some left even today. This is what Beethoven must have meant when he used Schiller's Ode to Joy: Sein umgeschlungen, Millionen... When I heard it afterwards, I felt for the first time that I knew what the chorus was singing about.
Of course, life is more complicated, and I am sure the Maidan revolution itself was more complicated, but the Big Spirit prevailed, and that is the focus of the film.
After the revolution, comes political drudgery of nation-building, the process that Max Weber called routinization of charisma: the hard work of transforming this transcendent spirit into functioning, orderly institutions of society and state. I hope Ukraine succeeds where Russia seems to have faltered.
"Winter on Fire" makes the Maidan revolution, perhaps, the first to be "crowd-documented" on video: from HD Canon cameras to iPads, iPhones, and just plain cell phones, some of them turned on and left running by the victims of riot police cracking their sculls open. It's all there in the film, edited into one big tsunami wave of revolutionary spirit washing over the Square.
I especially recommend the film to those people -- foremost among them, President Vladimir Putin - who think that the Maidan revolution was the result of the CIA or State Department or some other Western behind-the-scenes manipulation. I hope the film will change their mind. Needless to say, "Winter on Fire" is not the whole story. Because of the film's exclusive focus on the grass roots, it may not do justice to the contretemps among the leaders of the Maidan or some groups like the Right Sector, but the film shows beyond reasonable doubt that this was an authentic social movement of Ukrainian people -- at first, the Kiev student, then the cross-section of society -- that coalesced over three months and, paying the highest price in the dead and the wounded, overthrew the corrupt regime that had betrayed them.
There is still a lot of work to be done in Ukraine...

Please note: "Winter on Fire" is scheduled to premiere on Netflix on October 9. Here's a link to the trailer on Youtube.